Свальбард

Объявление


art du heilur, странник! Пусть холод и дикие звери не тронут тебя. Добро пожаловать на Свальбард, в мир сказочных фьордов, полярного сияния, бушующих стихий и могущественных северных духов. Мужчины здесь крепки и суровы, а женщины прекрасны, как заря на снегу (но упаси тебя боги обидеть одну из них — мало не покажется). Здесь найдёшь ты долгожданный приют после долгого пути и дом, где тебе всегда будут рады!
Форум корректно отображается в браузерах Mozilla Firefox и Google Chrome.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Куда я попал? Сюжет Правила Гостевая Карта Свальбарда Список персонажей Занятые внешности Акции
Rollo ...
Вопросы по миру игры, скрипты, CSS и HTML; тех. часть, связи с общественностью. Наставник воинов.
459131232 Ролло Гудмундссон
Emily Attano ...
Специалист по технической части, компьютерный гений и идейный вдохновитель.
3-й Контент
Апрель-май 1574 года
Снежная зима сменилась дождливой весной. Грозы гремят над южными фюльками, а на севере по-прежнему завывают метели. В низинах и над побережьем стелются таинственные изумрудные туманы.
...
бит конунг Гудмунд Мудрый. Его сыновья готовы перевернуть Свальбард в поисках убийцы. Трон в Ноатуне пустует и, чтобы не допустить хаоса, бремя власти временно принимает на себя Верховный шаман Свальбарда.
Колонисты Крепости Штормов ожидают корабль с материка, с которым должны прибыть и новые поселенцы, но главное — запас провизии, которой едва хватает после суровой зимы.
В Арании, по слухам, зреет новый заговор против Винстерского императорского дома.
2-й Контент
3-й Контент
Игрок месяца: Эпизод месяца: Активисты месяца:
... ... ...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Свальбард » Прошлое » И вырастет дерево из мертвого пня


И вырастет дерево из мертвого пня

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

И вырастет дерево из мертвого пня

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/4f/62/a1/4f62a105ecfabf6366c038d26ac4bf92.gif

УЧАСТНИКИ: Сольвейг Золотая Лисица, Анборг Незрячая
МЕСТО И ВРЕМЯ: 25 октября 1573 года.
СЮЖЕТ
Несколько ночей подряд Анборг снятся дурные сны. Гьяйн толком не может помочь, только тараторит о Тёмном.
Совсем скоро Самайн, и нельзя отнестись к сновидениям несерьёзно. Но кто поможет шаманке в этом, как не давняя подруга?

+2

2

Вчитываясь в неровные, будто бы детской рукой выведенные руны, шаманка хмурилась. И ворон, что принес ей клочок с этими несколькими символами будто бы чувствовал ее беспокойство и недовольство. Отложенное несколькими минутами ранее шитье смотрело на ворона укоряюще, будто бы понимая, что птица-вестник не позволит узору стать законченным сегодня. Обережная вышивка по подолу детского платья была платой Сольвейг за приют Кольгриму, охотнику и ее старому другу. Когда проливные дожди поймали шаманку на проселочной дороге, пойти к слегка накренившемуся забору Кольгрима казалось единственным выходом для шаманки. Хоть она и дала в прошлый свой визит обещание его женушке, обходить их дом стороной. Хельга была доброй женщиной, но уж больно ревновала своего весельчака-мужа. И даже четверо детишек не давали ей избавиться от этого съедающего чувства до конца. Хельга не была рада ее видеть, но все же отказать шаманке в приюте на пару дней не решилась. И было ли причиной тому, что муж ушел на охоту и не вернется еще неделю или же все же действительно добрые чувства одержали верх, над женской глупостью – но крышу над головой Сольвейг получила, а в ответ на доброту пообещала украсить детские одежды оберегами от Темного. И вот сейчас, когда уже последняя работа была почти закончена, ворон принес записку от давней знакомой.
- Лети, дружок, ответа я тебе не дам, но на приглашение откликнусь, - Сольвейг смотрела на птицу спокойно, но лисица, оказавшаяся будто бы из ниоткуда у ее ног, чувствовала беспокойство шаманки. Анборг Незрячая не отправила бы ей записку не имея на то достаточных причин.
***
-Приветствую тебя, хозяйка. Позволишь ли путнице найти приют за твоим порогом? – шаманка слегка кланяется женщине в простом домотканом платье. И пусть старая знакомая не может видеть, Сольвейг не из тех людей, что стала бы недооценивать проницательность Незрячей. Они были знакомы уже много лет, и каждая из них служила Богам своим собственным разумением. Но даже не будь за их плечами прожитого опыта, не спаси однажды Анборг жизнь Золотой Лисицы, все равно Сольвейг откликнулась бы на тревожный призыв, выведенный крепкой, но слишком долго не державшей в руках пера рукой Заклинательницы волн.
Получив разрешение и переступив порог, Сольвейг сбросила все еще немного влажный после вчерашнего дождя плащ и, развесив его, устроилась у очага, благодарно принимая из рук хозяйки горячее питье. Лейф, показавшись по собственному желанию впервые за несколько дней, будто бы кошка осматривала помещение и иногда припадала к земле, чтобы исчезнуть и вновь появиться в другом углу. Сольвейг, наблюдая за поведением своего духа-стража, слегка нахмурила брови и кинула на устроившуюся напротив шаманку пронзительный взгляд.
-Что стряслось, Анборг?
Сольвейг отпила горячего варева, но кажется даже не почувствовала вкуса пряных трав. Зимние ночи только начались и шаманка знала, что практически до самого Саймана не сможет слушать ветер так, как это дается ей в прочее время года. Эти несколько дней Ветринэтра знания о грядущем давалось Золотой Лисице хуже всего, будто бы накапливая ее силы перед священным ночами, когда грань между их миром и миром духов будет наиболее слаба.

+2

3

Низкое небо, разбухшее, отяжелевшее, как на сносях, нависало над лесом. И как будто чернее становилась непроницаемая темнота за зрачками незрячей шаманки, словно бы это было возможно.
Гьяйн кучковался в дальнем углу под самым коньком, поскрипывая подвешенной там корзиной перед каждым сильным ударом ветра о стену дома. Его неразговорчивость подавляла больше всего иного. Кто бы мог подумать, что его неудачных шуток может не хватать подобно птичьим переговорам в лесном шатре.
Работа спорилась тяжело. Огонь то не хотел греть, то как с привязи срывался и порывался сожрать воду вместе с висящим над ним котелком. Гьяйн в своей попытке показать, что не так уж он потерял своё чувство юмора, перемешал разложенные в строгом порядке сухие травы, после чего долго помогал приводить их в порядок, и теперь дулся. Шерсть путалась и сопротивлялась гребешку.
Всё это Анборг перетирала с заразным спокойствием. С первопричиной нависшей над побережьем тревоги она, отшельница и целительница, ничего не могла сделать, кроме того, что уже сделала. Ну и не сидеть же теперь, сложа руки, пока всё не пойдёт на лад!
Анборг успокаивала свой дом старой-старой детской песенкой, которой, должно быть, её пра-пра-прабабка Рёсква успокаивала свою младшую дочь во время бури, грозившей сломать лучины деревьев и побросать их в одну кучу с крышами людских домишек. В песне большеухий оленёнок мечтал о  рогах: таких же больших, как у Двалинна, таких же сильных, как у Дайна, таких же красивых, как у Даратора, таких же красных, как у Данеяра. Пока он шёл через Великий Лес и рассказывал об этом всякому, кто соглашался слушать или не успевал отказаться, унылая тишина по ту сторону стен отступала. Гьяйн уже не столько дулся, сколько присматривал за котелком, и даже шерсть медленно, но становилась мягкой куделью.
Оленёнок дошёл до седого мудрого медведя, когда в ритм песни вмешались шаги. Анборг улыбнулась в пустоту, и теперь стало заметно, сколь тяжёлый груз снял с её плеч этот звук. Поднявшись с места, шаманка аккуратно уложила шерсть, дабы ненароком позже не отправить её вслед за рассыпанными травами, сняла котелок с края очага, и после обернулась к скрипнувшей приветствием гостье двери.
— Здравствуй, путница. Да будет дорога ровной под твоими ногами. Будь моей доброй гостьей, не побрезгуй моим приютом.
Со своего места Анборг легко могла себе вообразить прямую и светлую, как добрый клинок, Сольвейг. Красивейшую женщину из тех, кого она когда-либо знала и теперь когда-либо узнает. Голос доброй подруги не переменился, хотя и туманился тревогой. Голос возрождал в памяти лицо до малейшей складки у уголков глаз.
У дальней стены ревнивый Гьяйн плеснул в морду любопытной лисицы веером воды из плоской посудины с покоящимся по центру круглым камнем, заодно и выбросив прочь несколько листьев и бусин.
Анборг улыбнулась. Приход Сольвейг был радостью, даже если забыть, зачем шаманка призывала подругу в этот уединённый край.
— Благодарю тебя за то, что ты пришла. В моей земле поселилось злое предчувствие. Что-то отбрасывает на реку Гьяйна тень, заставляет зверей обходить воду стороной, а птиц — петь только по тревоге. Чьи-то недобрые замыслы варятся вверх по течению, но я не могу сказать тебе, что там. Во снах моих приходит красный зверь и рвёт добычу, не съедая — из чистой злости. И так уже больше полудюжины дней подряд. Я попыталась найти исток, но... это мне не по плечу. Я беспокоюсь, что могу искать слишком долго. Перелом совсем скоро, и я уверена, мысли злого разума ходят вокруг него.

Отредактировано Anborgh (23-09-2017 08:24:40)

+2


Вы здесь » Свальбард » Прошлое » И вырастет дерево из мертвого пня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC